На это направлен новый закон «О финансировании здравоохранения», — сообщает специальный корреспондент портала Vesti.lv в Сейме Латвии Юлия Грант.

 300 тысяч латвийцев, не охваченных ныне системой государственного социального страхования, будут лишены медицинской помощи. Объем лишений уточняли в парламенте на конференции с участием высших должностных лиц государства, которая прошла в понедельник.


Идею привязать услуги здравоохранения к уплате налогов выдвинула еще Ингрида Цирцене в бытность профильным министром. И сегодня она с возмущением говорит о злоумышленниках, которые пользуются государственной медицинской помощью, избегая солидарных взносов в бюджет. Таких у нас в стране 300 тысяч человек, а конкретно «подозреваемые» известны: это владельцы микропредприятий, молодые безработные (старше 18 лет), диаспора, приезжающая на родину за качественными медицинскими услугами, и «теневики» — те, кто получает зарплату в конвертах, иной раз и не по своей воле.

Даже тех законодателей, кто концептуально согласен, что все эти люди должны бы открыть свои кошельки перед врачами, тревожит неясность формулировок закона, продвигаемого на утверждение с курьерской скоростью. 31 марта в Сейме состоялось первое обсуждение темы, и вот уже готов законопроект, который после быстрого обсуждения в комиссии по социальным и трудовым вопросам Сейма так же стремительно утвержден в первом чтении и отправлен на доработку. Конференция была призвана собрать мнения экспертов и общественных организаций, чтобы включить их в редакцию законопроекта для второго чтения.

Итак, финансирование здравоохранения наверняка пополнится еще одним источником: взносами обязательного социального страхования, по полпроцента на начисленную зарплату от работодателя и работника. Общему бюджету здравоохранения это обязательное медицинское страхование даст не более 5%, и есть договоренность о том, что все собранные таким образом средства пойдут на увеличение оплаты труда врачей.

Именно так обусловливался новый закон решением трехсторонней комиссии правительства, работодателей и профсоюза отрасли, принятым после забастовки медиков. Их совместное коммюнике предусматривало конкретную цель: повышение расходов на здравоохранение до 4% от ВВП (в развитых странах этот показатель 9%) с нынешних 2,8%. Однако из редакции законопроекта, представленной в Сейм, конкретика исчезла.

«Правительство легкой рукой вычеркнуло из проекта все цифры, — возмущается председатель Латвийского профсоюза работников здравоохранения и социального ухода Валдис Керис. — Прибавив по 20 евро к зарплате медиков, мы никого в отрасли не сохраним. Я предлагаю в переходных правилах оговорить, что финансирование к 2020 году составит 4% от ВВП, чтобы налогоплательщик мог рассчитывать, что государство справедливо распределит собранные от него налоги».

Всемирная организация здравоохранения требовала, чтобы Латвия увеличила финансирование медицины до 5% от ВВП к 2020 году. Низкая оплата труда латвийских медиков — одна из главных проблем в представлении Еврокомиссии и Всемирного банка. Обещание найти деньги дано 3 года назад. «Надо просто сделать домашнюю работу и обеспечить отрасли надлежащее финансирование», — настаивает Керис.

Министр финансов Дана Рейзниеце-Озола бодро отрапортовала, что финансирование и так растет: в 2018 году здравоохранение получит на 43% больше, чем в 2010-м, а общие расходы превысят миллиард евро.

«Получить 1% соцналога и взносы той части жителей, которые не состоят в трудовых отношениях, — не единственный инструмент регулирования отрасли, не надо рассчитывать, что он решит все проблемы, — признает министр. — Настал момент, когда мы даем деньги и можем просить серьезных реформ. Мы должны быть уверены, что каждый вложенный евро реально пошел в дело».

Куда же деваются средства, выделяемые правительством на здравоохранение, если зарплата медиков у нас одна из самых низких в ЕС, а более 8% населения вообще не охвачено первичной помощью? Секрет раскрыла председатель правления LVEA (Латвийская ассоциация экономики здоровья) Дайга Бехмане:

«В Латвии несоизмеримо велики вложения в инфраструктуру медицины и несоизмеримо малы затраты на медицинский персонал. По количеству компьютерных томографий на душу населения мы на втором месте в Европе, а по оснащенности средним персоналом – в самом хвосте: у нас на одного врача приходится менее двух медсестер, тогда как европейский показатель – 4, а скандинавский – 16. И тарифы медицинских услуг фактически ниже реальной себестоимости, так как амортизацию дорогого оборудования никакой тариф покрыть не может. Однако больницы продолжают тратить деньги на машины».

«Месяц назад мы рассматривали заявки Республиканской университетской клинической больницы им. Страдыня, Восточной больницы и Детской университетской клинической больницы на дополнительное финансирование. Им было выделено соответственно 5,4 миллиона, 11 миллионов и 1,8 миллиона фактически на покрытие долгов. — подтверждает депутат Сейма, член комиссии по социальным и трудовым вопросам Елена Лазарева. – Из года в год государственные больницы работают с убытками, которые привычно списываются.

При этом по доле пациентских взносов в финансировании медицины Латвия втрое опережает развитые страны».

Увы, но предлагаемая реформа финансирования здравоохранения с новыми поборами и с работающих, а также с тех, кто не работает по найму, соотношение пациентских взносов и государственного финансирования не изменит.

Фактически все жители платят и будут платить за свое здоровье дважды: первый раз через общие налоги, формирующие доходы казны, а потом еще отдельно из своего кармана. Раньше последнее было относительно добровольно, а с 1 января 2018 года будет принудительно.

Директор Государственного агентства социального страхования VSAA Инесе Шмитиня уже готовится администрировать систему учета пациентов, имеющих доступ к медицине. Как водится в Латвии, тяжесть ответственности за уплату налогов перекладывается на жителя: «декларированные платежи соцстраха еще не означают оплаченных», намекнула Шмитиня.

Пришли вы к врачу, он не нашел вас в компьютере – и вперед, в кассу, а потом разберетесь, на каком этапе вас потеряли в цепочке передачи данных. А цепочка длинная: работодатель – Служба госдоходов – VSAA – Национальная служба здоровья – база данных врачей. Передача данных займет минимум 5 дней, признает И.Шмитиня.

«Уплату налогов это будет стимулировать, потому что медицина, в отличие от пенсии, — это не то, что будет через 30 лет, а то, что влияет на жизнь уже завтра», — с удовлетворением заключает чиновник.