Статистические данные о количестве населения в довоенной Латвии и, в  частности, в Латгалии, позволяют сделать интересные выводы. Для нынешней госадминистрации выводы эти приятными не назовешь.

 Сколько нас было в 19-м веке?

Итак, по данным ЦСУ Латвии, в 1863 году в стране (на территории современной Латвии, очевидно) проживали 1,265 миллиона человек. В Риге при этом жило всего 77 тысяч людей, а в Латгалии - 261 тысяча. О составе населения Латгалии, которая, частично, входила в состав Витебской губернии, говорят следующие цифры: в Режице (Резекне) по данным на конец 19-го века проживали 10 700 человек, в Люцине (Лудза) - 5 100 человек, в Двинске (Даугавпилсе) - 69 тысяч.

К началу Первой мировой войны, то есть, за 50 лет, население Латвии увеличилось до 2,55 миллиона человек. Из них 520 тысяч проживало в Риге, а в Латгалии жили 646 тысяч человек. К этому времени относится стремительное развитие промышленности, портового дела (Рига на тот момент, по некоторым данным, была крупнейшим портом Российской Империи), банковского дела.

Первая мировая война лишила Латвию 1 миллиона человек - по данным на 1920 год, в Латвии осталось 1,52 миллиона человек, из них в Риге - всего 185 тысяч человек, в Латгалии - 497 тысяч.

Межвоенный расцвет


Стремительный рост численности населения в период после Первой мировой войны, очевидно, можно объяснить как возвращением беженцев и воюющих солдат, так и включение в состав Латвии Двинского, Люцинского и Режицкого уездов Витебской губернии в 1919 году. Стоит добавить миграцию в Латвию из соседней, уже Советской России, определенного количества людей, спасающихся от новой власти. По всей видимости, они оседали либо в Риге, либо в приграничных с Россией латгальских городах.

К 1935 году население Латвии выросло до 1,95 миллиона человек. В Риге проживало 385 тысяч, в Латгалии - 567 тысяч. Латгалия на тот момент делилась на четыре округа. В Даугавпилсском округе проживало 212,6 тысяч жителей, в Резекненском - 151 тысяча, в Лудзенском - 93 тысячи, в Абренском - 109 тысяч.

Такого количества населения Латгалия больше не достигла и, вряд ли достигнет в обозримом современном будущем.

Отдельно выделим плотность населения. В Латгалии, в среднем, в 1935 году, она составляла 36,2 человека на 1 кв.км., в Даугавпилсском округе - 44,4, в Резекненском округе - 35,7, в Лудзенском - 39,7, в Абренском - 25,5 человек на 1 кв.км.

И снова - в 19-й век


По официальным данным на 2011 год, средняя плотность населения Латвии почему-то не изменилась - составляет около 35 человек на 1 кв. километр. Но за счет большой централизации в Риге и окрестностях, в самой Риге плотность населения превышает 2000 человек на 1 кв. километр, тогда как, например, в Резекненском крае (данные на 2016 год) она составляет 11 человек на 1 кв. километр, в Лудзенском крае - 14,49 человек на 1 кв. км, в Даугавпилсском крае - 13,27. В Даугавпилсе плотность населения составляет 1320 человек на 1 кв.км, в Резекне - 1783.

Если брать население Латгалии с 1990 года, когда оно составляло чуть более 422 тысяч человек, то к 2000 году количество населения уменьшилось до 385 тысяч, к 2010 году составило 314 тысяч, в 2013 году - 292 тысячи. Сейчас Латгалия продолжает лидировать среди регионов Латвии по темпам сокращения населения. В среднем, за год, оно составляет порядка 5000 человек. Так что, нынешнее количество жителей в Латгалии можно оценить как, примерно, 270 тысяч жителей. То есть, сопоставимо с Латгалией конца 19-го столетия. Разница лишь в большей концентрации людей в городах.

Почему так происходит?

По нынешним временам, из любой статистики пытаются сделать пропаганду. Но количество населения - довольно объективный факт. Другое дело - причины. Почему 25 лет новой Латвии, которую начали строить, имея хорошую промышленную базу Латвийской ССР, обошлись бОльшими людскими потерями, чем в разрушительную Первую мировую войну и не менее разрушительную Вторую мировую?

Здесь надо вспомнить о трудах комиссии по подсчету ущерба от оккупации. Факты, возможно, справедливы. Да контекст не тот. Складывается ощущение, что "страшным советским прошлым" стремятся оправдать неудачи современных госруководителей. Комиссия принесла бы куда как больше пользы, ежели бы занималась не пропагандой, а анализом экономической составляющей довоенной Латвии - историю успеха (без кавычек!) надо искать там, а не в пустых заявлениях одного современного премьера, который уж очень хотел попасть в комфортное еврокресло.

По обрывочным источникам можно сделать несколько выводов. Регионы Латвии обладали гораздо большей финансовой и политической самостоятельностью (по крайней мере, до 1934 года), нежели сейчас, когда весь процесс принятия решений сконцентрирован в столице. Латвийские бизнесмены, по крайней мере, в начале 20-х годов, имели тесные экономические отношения с Россией. При этом, Латвия входила в топ стран-экспортеров сельскохозяйственной продукции в Европе, занимая чуть ли не первое место. Активно использовались механизмы поддержки крестьян и предпринимателей государственными фондами. Да и государство не стеснялось вмешаться в хозяйственные процессы. Порой принимались явно протекционистские меры.

Возможно, статистика рисует уж слишком лубочную картинку жизни в Латвии в 20-30 годах прошлого столетия, но демографические процессы подтверждают - нынешним руководителям государства, да и самоуправлений, есть чему поучиться у своих предшественников.